Наши принципы

Collapse )
Collapse )
Collapse )
По вопросам совместной работы, сотрудничества, жалоб и предложений на почту: informledokol@gmail.com

Хочешь поддержать? </pan>
https://money.yandex.ru/to/410013691609572

Особенности экономического цикла в США (2019–2020 гг.) 2ч.

Продолжение. Начало http://ledokol.org/2020/03/28/osobennosti-ekonomicheskogo-tsikla-v-ssha-2019-2020-gg-1ch.html 1 часть
При анализе этих данных следует иметь в виду, что среднегодовые темпы роста реального ВВП экономики США в период с 2010 по 2018 г. составил 2,3%13. Таким образом, если американская экономика начиная с 2020 г. будет расти темпами ниже 2,3%, то она будет развиваться темпами ниже тренда 2010–2018 гг., а это обстоятельство само по себе создаёт постоянную опасность «сползания» в рецессию.
В докладе МВФ подчёркивается, что общим трендом развития глобальной экономики на ближайшие два года является общее замедление темпов её роста, в том числе и в развитых с экономической точки зрения странах; в частности, в этих странах в 2019 г. темпы реального роста ВВП предположительно сократятся до 2,0%, а в 2020 г. – до 1,7% по сравнению с 2,3% его роста в экономиках развитых стран в 2018 г.14 Это сокращение темпов экономического развития развитых стран, по мнению аналитиков МВФ, ещё больше усилит действие факторов неопределённости и увеличит число рисков, главным образом связанных с финансовой нестабильностью, что может в конечном счёте негативно сказаться и на экономическом развитии экономики США.
Доклад Всемирного банка относительно перспектив глобального экономического развития выдержан в наиболее пессимистических тонах; основную угрозу для мировой экономики его авторы усматривают в том, что среди развитых стран всё больше расходятся траектории экономического роста, при которых как страны еврозоны, так и экономика Японии начинают всё больше отставать от темпов роста экономики США. В частности, в 2018 г. разрыв в темпах роста реального ВВП между США и странами еврозоны составил 1,0% (2,9% – 1,9%), а между США и Японией – 2,1% (! – авт.) [2,9% – 0,8%]; в дальнейшем он также будет сохраняться, поскольку в экономиках США, стран еврозоны и Японии будут синхронно снижаться темпы экономического роста15. Применительно к экономике США снижение темпов экономического роста аналитики ВБ связывают с падением и почти полным исчезновением стимулирующих эффектов как монетарной, так и фискальной политики; кроме того, «более высокие таможенные тарифы, по всей видимости, явятся дополнительной нагрузкой на экономику, что приведёт к сокращению и экспорта, и инвестиций»16.
И наконец, в докладе ОЭСР большое значение придаётся тому фактору, что к началу 2019 г. уверенность делового сектора и рядовых потребителей суммарно всех стран ОЭСР практически сошла на нет по сравнению с пиком в 2017 г., при этом рядовые потребители смотрят в будущее с большим пессимизмом, нежели представители деловых кругов стран ОЭСР17.
Среди прогностических оценок зарубежных частных исследовательских организаций следует выделить прогнозы Кильского института мировой экономики (Германия) – одного из ведущих мировых аналитических центров, специализирующихся на проблемах глобальной экономики. Согласно оценкам аналитиков института, в США будет наблюдаться заметное снижение темпов экономического роста, которое в целом не будет сопровождаться ростом инфляции и безработицы; скорее даже наоборот – замедление темпов роста будет происходить параллельно со снижением инфляции и безработицы. Однако основным фактором снижения явится резкое увеличение дефицита федерального бюджета, который превысит отметку в 4,0% ВВП. Прогнозы Кильского института мировой экономики суммированы в таблице 5.



При этом в докладе Кильского института мировой экономики особо выделен тот момент, что «на возможность более быстрого, чем ожидается, замедления темпов экономического роста указывает ярко выраженное сужение разницы между процентными ставками по государственным облигациям со сроками погашения в течение одного и десяти лет, которое в феврале с.г. составило всего 10 базовых пунктов, поскольку по опыту прошлых экономических спадов инверсия кривой доходности обычно является самым верным признаком приближающейся рецессии»18.

Надутый «рыночный пузырь» – дамоклов меч над экономикой США

Важнейшей особенностью двух экономических спадов XXI века в американской экономике – в начале века и в 2007–2009 гг. – явились лопнувшие «рыночные пузыри», которые и выступили в роли основных «спусковых механизмов» рецессии 2001 г. и финансово-экономического кризиса конца первого десятилетия XXI века. В первом случае «рыночный пузырь» сформировался в секторе информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), во втором случае – в секторе жилищно-коммунального хозяйства или жилищного строительства. «Рыночный», или спекулятивный «пузырь» формируется тогда, когда биржевые котировки начинают значительно превосходить истинную стоимость продукта, чему способствует прежде всего ажиотажный спрос на него. В какой-то момент производство данного вида продукции начинает значительно отставать от его спекулятивных расценок – в действие вступают обычные законы ценообразования, основанные на равновесной цене между спросом и предложение, и «пузырь лопается». При прочих равных условиях, чем выше отрыв спекулятивных цен от равновесных, тем в большей степени существует вероятность глубокого и затяжного экономического кризиса.

На графике 2 приводится конкретная динамика поведения «рыночных пузырей» в ходе последних двух экономических спадов, и современной состояние третьего по счету «пузыря», надутого ФРС в период 2010–2017 гг. (и в последующий 2018 год).



Пытаясь вывести экономику США из глубокого экономического кризиса, ФРС в конце 2008 г. понизило процентную ставку до отметки 0,0%–0,25%, на которой она сохранялась вплоть до конца 2016 г. За время дешевых, можно даже сказать – «бесплатных» кредитов, в экономику США хлынули огромные финансовые ресурсы для поддержания «бычьего» настроя фондовых рынков. Несмотря на повышение базовой ставки федеральных фондов в конце 2018 г. до уровня 2,25%–2,5%, «бычий» настрой сохранялся вплоть до осени 2018 года.
В результате резко выросли цены на активы (на графике измеряемые показателем нетто-активов американских домовладений, то есть показателем их доходности). В этой связи достаточно указать, что если до середины 2017 г. индекс Доу-Джонса стабильно удерживался на отметке примерно 18,0 тыс. пунктов, то к октябрю 2018 г. он вырос до исторически рекордного уровня в 26,0 тыс. пунктов, или на 40%, а к концу 2018 г. резко обвалился до отметки 22,5 тыс. пунктов. Аналогичная история имела место и с остальными ключевыми фондовыми индексами США; в частности, индекс «Стэндард энд Пурс 500» в конце 2017 г. достиг отметки 2,2 тыс. пунктов, затем в сентябре 2018 г. вышел на рекордный уровень в 3,0 тыс. пунктов (то есть также повысился за год почти на 40%), а затем в конце 2018 г. резко упал до отметки 2,4 тыс. пунктов19.
Можно сделать вывод, что начался процесс «плавного сдутия» третьего по счёту за XXI век «рыночного пузыря», получившего название «рыночный пузырь ФРС». Как указал в этой связи американский биржевой аналитик Т. Ривелла, «в ходе нынешней фазы подъёма разрыв между ценами на активы и ВВП оказался необычайно большим, что напрямую связано с политикой ФРС по предоставлению дешевых кредитов. Вместо того, чтобы позволить ценам на активы найти свою естественную точку рыночного равновесия, ФРС прибегла к использованию экстремального монетарного "стимула" для формирования "бычьего" рынка на рискованные активы. Искусственно заниженные цены подняли биржевые котировки до фантастически высоких уровней, что должно было вселить в население веру в могущество банкиров ФРС»20.

Проциклическая направленность фискальной политики администрации Д. Трампа

Периодические возникающие кризисы и рецессии в экономике США объективно вынудили американские администрации в 1990-е и в первое десятилетие XXI века к проведению антициклической фискальной политики. Смысл этой политики состоял в том, что по мере выхода экономики на траекторию устойчивого роста фискальные стимулы постепенно отходили «на второй план», оставляя за высшим политическим руководством страны возможности для манёвра бюджетными ресурсами в случае заметного ухудшения экономической конъюнктуры.
Пришедшая к руководству в январе 2017 г. республиканская администрация Д. Трампа фактически стала проводить проциклическую фискальную политику, пытаясь ещё больше ускорить темпы экономического развития США, не считаясь с ресурсами и возможностями федерального бюджета. Самым ярким проявлением процикличности фискальной политики администрации Д. Трампа стало резкое увеличение военных расходов и проведение масштабной налоговой реформы в конце 2017 г. В частности, прямые военные расходы были увеличены с примерно 600 мрлд долл., которые они в среднем составляли в 2014–2017 фин. гг., до порядка 700 млрд долл. в 2019–2020 фин. гг., то есть примерно на 100 млрд долларов21.
В итоге к возможному концу нынешней фазы подъёма администрация Д. Трампа пришла с абсолютно иммобильным федеральным бюджетом, в котором бюджетные дефициты на 2019 и 2020 фин. гг. составят по меньшей мере 1,0 трлн долл., выплаты нетто-процентов по долгу федерального правительства достигнут в 2019 фин. г. 400 млрд долл., а сам долг федерального правительства – почти 22,8 трлн долл., или рекордных 107,0% ВВП22. В условиях ухудшающегося состояния всей системы федеральных финансов любые признаки надвигающейся рецессии вполне могут считаться финансовой катастрофой для США. И отнюдь не случайно в этой связи, что при администрации Д. Трампа наметилась тенденция к заметному снижения доли иностранных держателей долга федерального правительства, которая опустилась до отметки 39,5%, хотя ещё в 2012 фин. г. она составляла 48,5%, то есть почти половину федерального долга внешним его держателям как внутри страны, так и за её пределами23. Иными словами, администрация Д. Трампа пытается уменьшить возможное воздействие нестабильности на международных рынках государственных ценных бумаг и обеспечить тем самым большую защищённость системы федеральных финансов США от возможных паник и потрясений на мировых финансовых площадках.

Возможные политические последствия экономического спада в год президентских выборов 2020 г.

Хрестоматийной закономерностью исхода президентских выборов в США является ситуация, при которой, в случае если экономический спад совпадает с годом президентских выборов, возможны три результата выборов. Во-первых, если действующий президент переизбирается на второй срок, то он «гарантированно» проигрывает президентские выборов. Во-вторых, если политическая партия, стоящая во главе исполнительной ветви власти, выдвигает кандидатуру вице-президента, как правило по причине того, что действующий президент уже пробыл в Белом доме два срока подряд, то он также пополняет ряды политических неудачников президентской гонки. И, наконец, в-третьих, если политическая партия в ходе президентской кампании выдвигает какую-либо третью политическую фигуру, то есть не президента и не вице-президента, то политическая партия, стоящая во главе исполнительной ветви власти, также «железно» проигрывает президентские выборы.
В классическом виде эта закономерность проявилась в 1932 г., когда достаточно популярный в 1920-е годы президент-республиканец Г. Гувер «с треском» проиграл кандидату от Демократической партии Ф. Рузвельту; на тот момент осенью 1932 г. экономика США находилась «на дне» кризиса 1929–1933 гг. С тех пор эта закономерность уверенно проявила себя в 1960 г., в 1980 г., в 1992 г. и в 2008 г. Единственной вариацией является влияние глубины экономических потрясений: в годы острых кризисов разрыв между проигравшей и выигрывшей сторонами является внушительным, а в годы относительно неглубоких рецессий, как правило, разрывы между победителями и проигравшими политиками как по числу поданных голосов рядовых избирателей, так и по количеству выборщиков от штатов оказываются минимальными. Соответствующие данные по президентским выборам 1932 г., 1960 г., 1980 г., 1992 г. и 2008 г. суммированы в таблице 6.



Как указывает в этой связи политолог Д. Аткинс, «традиционно партия власти во время экономического спада имеет тенденцию (справедливо или несправедливо) навлекать на себя гнев и недовольство избирателей. Почти каждый аналитик, стремящийся спрогнозировать исход президентских выборов, и политология в целом должны в полной мере учитывать эти экономические эффекты в своих моделях прогнозирования»24.

Библиография

1. The National Bureau of Economic Research. U.S. Business Cycle. Expansions and Contractions //http://www.nber.org/cycles/cyclesmain.html; Amadeo K. U.S. GDP by Year Compared to Recessions and Events. The Strange Ups and Downs of the U.S. Economy Since 1929. The Balance, February 28, 2019//https://www.thebalance.com/us-gdp-by-year-3305543.

2. Federal Reserve Chairman Jerome Powell: The 60 Minutes interview. Jerome Powell tells Scott Pelley if the Fed will raise interest rates again gives his view on whether or not President Trump can fire him and outlines the current risks to the U.S. economy. Mar 10 2019 //https://www.cbsnews.com/news/jerome-powell-federal-reserve-chairman-60-minutes-interview-2019-03-10.

3. Congressional Research Service. Introduction to U.S. Economy: The Business Cycle and Growth. IF10411, January 8, 2019, p. 1.

4. Ibid., p. 2.

5. Committee for a Responsible Federal Budget. An Overview of the President's FY 2020 Budget. March 11, 2019 //http://www.crfb.org/blogs/overview-presidents-fy-2020-budget.

6. A Symposium of Views. Is the World Ready For the Next Downturn? The International Economy, summer 2018, p. 16.

7. Klebnikov S. All the Experts Who Say the U.S. Will Enter a Recession by 2020 – Just as Trump Seeks Re-Election. Money, December 13, 2018 //http://money.com/money/5479035/experts-recession-2020/

8. Page D. US 2019 outlook. 29 November 2018. AHA Investors Managers //https://www.axa-im.com/en/content/-/asset_publisher/alpeXKk1gk2N/content/2019-outlook-us-outlook-slow-to-catch-on/23818.

9. Federal Reserve Bank of Philadelphia. State Coincident Indexes //https://www.philadelphiafed.org/research-and-data/regional-economy/indexes/coincident/

10. Yglesias. M. Trump’s perhaps correct critique of the Federal Reserve, explained. Premature interest rate increases hurt workers and the economy. Vox, Dec. 19, 2018 //https://www.vox.com/2018/12/19/18146352/trump-federal-reserve-interest-rate.

11. International Monetary Fund. GDP based on PPP, share of world. Percent of World // https://www.imf.org/external/datamapper/PPPSH@WEO/OEMDC/ADVEC/WEOWORLD; Y Charts. US GDP as % of World GDP: 24.03% for 2017 // https://ycharts.com/indicators/us_gdp_as_a_percentage_of_world_gdp.

12. Рассчитано по: BEA. Gross Domestic Product. GDP & Personal Income. National Data. National Income and Product Accounts. Table 1.1.1. Percent Change from Preceding Period in Real Gross Domestic Product // https://apps.bea.gov/iTable/iTable.cfm?reqid=19&step=2#reqid=19&step=2&isuri=1&1921=survey.

13. IMF. World Economic Outlook. Update. January 2019. A Weakening Global Expansion. P. 4 //https://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2019/01/11/weo-update-january-2019.pdf.

14. A World Bank Group. Global Economic Prospects. Darkening Skies. January 2019. P. 4 //http://documents.worldbank.org/curated/en/307751546982400534/Global-Economic-Prospects-Darkening-Skies.pdf.

15. Ibid., p. 13.

16. OECD Interim Economic Outlook. Global Growth Weakening as Some Risks Materialise. 6 March 2019. Handout. P. 3 //http://www.oecd.org/eco/outlook/economic-outlook/

17. Kiel Institute for the World Economy. Economic Outlook. World Economy. Spring 2019. Finalized March 12, 2019. P. 4 //https://www.ifw-kiel.de/.../2019/KKB_51_2019-Q1_Welt_E...pdf.

18. Составлено по: Bloomberg. Markets. Stocks. Americas //https://www.bloomberg.com/markets/stocks.

19. Rivelle T. When Failing to Prepare is Preparing to Fail. TCW Insight, April 2018. P. 1 //https://www.tcw.com/en/Insights/Economics/04-12-18_Trading_Secrets.

20. A Budget for a Better America. Historical Tables. Fiscal Year 2020. Budget of U.S. Government. Wash.: U.S. GPO, 2019, p. 70.

21. Ibid., pp. 25, 58,132.

22. A Budget for a Better America. Analytical Perspectives. Fiscal Year 2020. Budget of U.S. Government. Wash.: U.S. GPO, 2019, p. 41.

23. Atkins D. How Will a Recession Affect the 2020 Election? Washington Monthly, December 8, 2018 // https://washingtonmonthly.com/2018/12/08/how-will-a-recession-affect-the-2020-election/



Особенности экономического цикла в США (2019–2020 гг.) 1ч.

Аннотация
Анализируются особенности современного американского экономического цикла, который летом 2019 г., по всей видимости, станет рекордным по продолжительности фазы подъёма за всю историю США после окончания Второй мировой войны. Теория и практика показывают, что примерно каждые 10 лет начиная с 1960 г. в США наступали спады, которые иногда принимали формы острых и затяжных кризисов, как это имело место в 2007–2009 гг. Общей современной тенденцией американского экономического развития является замедление динамики ключевых показателей, в том числе и экономического роста. Это замедление происходит на фоне действия ряда неблагоприятных факторов, включая «перегрев» фондовых рынков, рекордные показатели дефицитов федерального бюджета, долга федерального правительства и выплачиваемых по нему нетто-процентов, что лишает американскую фискальную политику гибкости в реагировании на возможные неблагоприятные перепады конъюнктуры.


Важнейшей особенностью финансово-экономического кризиса 2007–2009 гг., который стал самым продолжительным и глубоким за весь период, после окончания в 1945 г. Второй мировой войны, явилось то, что он заставил как ведущих американских экономистов, так и основные аналитические центры изучения и мониторинга состояния экономики США обратить самое пристальное внимание на феномен экономического цикла, на тот факт, что экономические системы развиваются циклично, или волнообразно. Эта фундаментальная особенность механизма функционирования рыночной экономической системы, в которую входит и экономика США, наглядно воспроизведена на рис. 1. © https://rusus.jes.su/s207054760005278-2-1/


Практически это означает, что экономическая система, последовательно проходит фазы 1) бума; 2) спада: 3) депрессии; 4) подъёма и последующего выхода на очередной рекордный показатель реального ВВП и в ходе экономического цикла неизбежно переживает экономического спада, который может принять форму как относительно неглубокой рецессии, так и продолжительного экономического кризиса. В частности, продолжительность рецессии первой половины 1980 г. составила всего 6 месяцев (с января по июнь), т.е. всего 0,5 года, а реальный ВВП сократился на 0,3% (в постоянных ценах 2012 г.), в то время как экономический кризис 2007–2009 г. продолжался 18 месяцев (с декабря 2007 г. по июнь 2009 г.), то есть 1,5 года, а реальный ВВП снизился на 2,6%1.
До финансово-экономического потрясений 2007–2009 гг. ни официальные государственные органы, ни ведущие экономисты не уделяли практически никакого внимания прогнозированию экономических спадов. В частности, если обратиться к официальным изданиям Экономического совета, Административно-бюджетного управления (АБУ), Бюджетного управления Конгресса (БУК) и Федеральной резервной системы США (ФРС) и проанализировать составляемые ими десятилетние прогнозы ключевых показателей американской экономики, особенно ВВП, то в них нельзя найти даже намёка на возможный спад в показателях ВВП на протяжении предстоящих (прогнозируемых) 10 лет в развитии экономики США.
Ситуация стала резко меняться в течение последних нескольких лет, когда и официальные лица, ответственные за выработку экономической политики, и ведущие аналитические центры США стали открыто говорить о необходимости учёта фактора циклического развития экономики, как при разработке экономической политики, так и при составлении прогностических оценок тенденций её развития. В качестве примера можно привести высказывание нынешнего председателя ФРС Дж. Пауэлла в ходе интервью телекомпании «Си-би-эс ньюз». На вопрос ведущего о том, как долго может продолжаться нынешняя фаза подъёма американской экономики, он заявил, что «нет никаких причин, почему этот подъём не может продолжаться». А на уточняющий вопрос ведущего о том, может ли он продолжаться ещё несколько лет, Дж. Пауэлл многозначительно заявил: «Все фазы подъёма когда-нибудь да заканчиваются. Экономический цикл ещё никто не отменял»2.
Более симптоматичной явилась справка Исследовательской службы Конгресса США (ИСК), опубликованная в начале января 2019 г., для членов Конгресса 116-го созыва (2019–2021 гг.), приступивших к своей работе в начале 2019 г., которая так и называлась – «Ведение в американскую экономику: деловой цикл и экономический рост».
Смысл и общая направленность этой справки были предельно просты: «внедрить в сознание» американских законодателей представление о циклическом развитии американской экономики как о фундаментальной особенности её функционирования. В публикации ИСК подчёркивается, что «прогнозирование фаз рецессии и подъёма является чрезвычайно сложной проблемой вследствие неодинаковости циклов деловой активности; статистические данные за один квартал не дают достаточных оснований для того, чтобы сделать вывод о происходящей смене фаз экономического цикла. В ходе фазы подъёма могут также возникать короткие периоды снижения экономической активности, за которыми быстро следует возобновление экономического роста и наоборот»3.
Но главная идея публикации сводилась к тому, чтобы сенаторы и конгрессмены Конгресса 116-го созыва считались с возможностью наступления рецессии во время их предстоящей двухлетней работы. В этом плане авторы публикации в осторожной форме напомнили «оптимистичным по природе» американским законодателям, что «во многом рецессия 2007–2009 гг. явилась результатом накопившейся сверхуверенности физических лиц и деловых предприятий в хороших перспективах развития экономики, в особенности сектора жилищно-коммунального хозяйства. Говоря проще, физические лица, банки и инвестиционные фирмы твёрдо уверовали в то, что цены на жилье будут расти неопределённо долго, и встроили свои ожидания в эмиссию ипотечных кредитов и в обеспеченные ипотекой ценные бумаги, которые получили широкое хождение во время фазы подъёма, в результате чего на рынке ипотечного кредитования сформировался пузырь активов»4.
Ведущие американские экономисты в настоящее время в большинстве своём считают наступление экономического спада на рубеже 2010–2020-х годов и возможным, и весьма вероятным событием. При этом наибольшую тревогу у них вызывает субъективный фактор, а именно аналитические способности, опыт преодоления серьёзных социально-экономических потрясений и идеологические убеждения современных политиков и лиц, отвечающих за выработку национальной экономической политики, которые исходят из того, что действующие администрации и правительства надёжно «застрахованы» от экономических спадов во время своего пребывания на вершинах государственной и политической власти. В частности, этим настроением особенно «грешит» администрация Д. Трампа и её ведущие экономисты. По мнению аналитиков Комитета за ответственный федеральный бюджет, проект федерального бюджета США на 2020 фин. г., представленный администрацией Д. Трампа в марте 2019 г., «отличают исключительно "розовые" экономические обоснования ... проект бюджета исходит из того, что в течение ближайших десяти лет подряд реальные темпы роста ВВП будут устойчиво составлять 3%»5.
В этой связи один из ведущих американских финансовых консультантов, свыше 30 лет проработавший в ФРС, С. Аксилрод, подчёркивал, что «когда наступит очередной экономический спад, мы войдем в него, понятия не имеем о том, насколько глубоким он будет, каковы будут его международные последствия, насколько серьёзными будут его экономические и социально-политические издержки внутри США и т.д. и т.п. Тем не менее проблема следующей рецессии предельно ясна и сводится к тому, какой курс изберут политические деятели и творцы экономической политики, чтобы справиться с надвигающимися на них потрясениями (которые могут произойти в течение ближайшего года или двух лет): будут ли они стремиться смягчить её последствия или ещё больше усугубят глубину экономического кризиса в своём стремлении любой ценой избежать рецессии?»6.
Ожидания очередного экономического спада являются вполне обоснованными и базируются на особенностях современного цикла развития экономики США, фаза подъёма в которой началась 10 лет назад, в июне 2009 года.

Рекордная по продолжительности фаза экономического подъёма в США

В 2019 г. экономика США оказалась в достаточно уникальном положении, связанным с тем, что летом с.г. (в июле) нынешний цикл деловой активности, начавшийся в июне 2009 г., может стать рекордным по продолжительности не только за всю историю США после Второй мировой войны, но и за всю американскую экономическую историю. До этого самым продолжительным была фаза экономического подъёма 1990-х годов, начавшаяся в марте 1991 г. и продолжавшаяся 120 месяцев, то есть ровно 10 лет. Не считая нынешней фазы экономического подъёма, второй по продолжительности подъём имел место в 1960-е годы: он начался в феврале 1961 г. и продолжался 106 месяцев, т.е. без малого 9 лет. Ещё одним рекордсменом стал экономический подъём 1980-х годов, начавшийся в ноябре 1982 г. и продолжавшийся 92 месяца, то есть немногим более 7,5 лет. Продолжительность 12 фаз экономического подъёма в период после Второй мировой войны и даты их начала приведены в таблице 1.


Таким образом, в среднем фаза подъёма в экономике США в период после Второй мировой войны (не считая нынешнюю фазу, начавшуюся летом 2009 г.) продолжалась немногим более 58 месяцев, то есть почти 5 лет. При этом можно отметить, что продолжительность трёх последних фаз, не считая нынешней, – в нулевые годы текущего столетия, в 1990-е годы и в 1980-е годы продолжалась в среднем 95 месяцев, то есть почти 8 лет. Можно также указать, что наиболее продолжительные фазы – в 1960-е годы, в 1980-е годы и в 1990-е годы – были обусловлены либо принципиально новыми направлениями экономической политики (в 1960-е годы – неокейнсианством демократических администраций Дж. Кеннеди – Л. Джонсона, а в 1980-е годы – неолиберальным рыночным фундаментализмом республиканской администрации Р. Рейгана), либо исключительно благоприятными конъюнктурными условиями, как это имело место в 1990-е годы после окончания холодной войны («дивиденды мира для США»).
Начиная с 1960 г. на протяжении 50 лет экономика США продемонстрировала одну интересную, хотя и не до конца объяснённую закономерность: рецессии с завидной регулярностью наступали в начале десятилетия, фактически в год, оканчивающийся на нуль. Эта закономерность отражена в таблице 2. ©



Таким образом, рубеж десятилетий является хорошим ориентиром для прогнозирования с высокой степенью вероятности наступления очередного спада активности в экономике США. Некая смещённость во времени к середине десятилетия экономического кризиса 2007–2009 гг. ничего не меняет в методике использования рубежа десятилетий для прогнозирования наступления очередного экономического кризиса, поскольку 2009 г. (равно как и год 1969) был годом экономической рецессии. Поэтому вполне можно предположить, что если на рубеже 2010–2020-х годов экономика США столкнётся с нарастающими экономическими трудностями, то это явится убедительным подтверждением справедливости прогностической модели, построенной на принципе исторических аналогий. В том случае если в ближайшем обозримом будущем экономика США сохранит своё поступательное развитие, это явится скорее стечением благоприятных обстоятельств конъюнктурного плана, нежели отрицанием фундаментальной закономерности к повторению экономических спадов каждые 10 лет.
«Цифровая магия» 2020 г. к настоящему времени оказалась настолько сильной, что большинство известных американских экономистов и аналитиков почти единодушно предсказывают 2020 г. как год начала рецессии в американской экономики или же как год, когда экономический спад будет ощущаться на всём его протяжении. Так бывший председатель ФРС Б. Бернанке, который занимал этот пост с 2006 по 2014 г., образно выразился в том духе, что в 2020 г. для «хитрого» (и чрезвычайно жадного) каойта Вайла (одного из самых известных персонажей американских детских мультипликационных фильмов) «может наступить момент истины и он попытается спрыгнуть с утёса»7. По мнению известного экономического аналитика М. Занди, главного экономиста аналитической фирмы «Мудис аналитикс» (г. Нью-Йорк), «2020 может действительно стать переломным» для нынешней фазы экономического подъёма. По оценке профессора Нью-Йоркского университета Н. Рубини, к «2020 г. созреют все условия для очередного финансового кризиса и глобальной рецессии»8.

Прогнозируемое замедление основных показателей экономического развития экономики США

Почти все прогностические показатели основных параметров развития экономики США (за исключение прогнозов и оценок администрации Д. Трампа) указывают на замедление их темпов роста в предстоящие два-три года. В качестве вектора направленности ведущих показателей развития экономики США приводится график результирующей динамики основных показателей развития экономики США, составляемый Федеральным резервным банком г. Сент-Луис на основе исходных данных Федерального резервного банка Филадельфии.


График 1. Агрегированная динамика ведущих показателей экономики США в 1980–2018 гг., %. Federal Reserve Bank of St. Louis. Economic Research. Business Cycle Expansions & Contractions . Leading Index for the United States (USSLIND) // https://fred.stlouisfed.org/series/USSLIND

На графике 1 указаны периоды рецессий в экономике США. Кривая графика за период с 2010 по конец 2018 гг. наглядно показывает, что в середине второго десятилетия XXI века экономика США прошла высшую точку нынешней фазы подъёма и в настоящее время находится на траектории «плавного» спуска. Кривые графика за предыдущие периоды также отчётливо показывают, что «обвал» индекса ведущих показателей развития американской экономики может произойти (и происходит!) сравнительно быстро и в короткие промежутки времени. Обвал подобного рода имел место накануне рецессии 1990–1991 гг., накануне рецессии 2001 г. и особенно это заметно накануне экономического кризиса 2007–2009 гг. Показательно, что уже в настоящее время экономика США находится на уровне 1,0% роста агрегированного индекса ведущих показателей, с которого в принципе и возможен «быстрый прыжок» с обрыва.
В этой связи американские аналитики отмечают, что очень многие факторы, в том числе даже повышение нормы безработицы всего на 0,35 процентных пункта (п.п.) могут сравнительно быстро опрокинуть даже такую огромную экономику, какой является экономика США, в рецессию. По заключению Д. Пейджа, экономического аналитика инвестиционной фирмы «Эй-эйч-эй инвестмент менеджерз», в экономике, которая начинает постепенно «замедлять темпы экономического роста, нередко формируется негативный импульс, который ещё больше замедляет темпы экономического роста. Переломный момент наступает тогда, когда в орбиту порочного круга втягиваются такие факторы, как падение деловой и потребительской уверенности, повышение нормы сбережений на случай "возможных непредвиденных обстоятельств", снижение объёмов расходов, инвестиций и товарно-материальных запасов, которые все вместе в конечном счёте становятся самореализующейся и всё более укрепляющейся уверенности в неизбежности рецессии. Эти особенно быстро ухудшающиеся ожидания оборачиваются тем, что прогнозирование сроков наступления рецессии становится особенно трудной задачей. Например, каждой из последних восьми рецессий в экономике США начиная с 1960-х годов предшествовало относительно небольшое повышение уровня безработицы на 0,35 п.п. с доминирующей нормы в 4,0%. После этого момента экономический спад начинал быстро набирать обороты»9. Достоинство индекса ведущих показателей развития экономики США, составляемого Федеральным банком Филадельфии, состоит в том, что он строиться на основе данных, относящихся к каждому из 50 американских штатов. Индекс составляется ежемесячно. В самой общей форме агрегированный индекс строится на основе четырёх основных показателей экономики каждого из 50 штатов: 1) число занятых в деловом секторе (за исключением сельского хозяйства); 2) среднее количество часов в неделю, отрабатываемых производственными рабочими в обрабатывающих отраслях экономики штата; 3) нормы безработицы в штате, и 4) динамики реального роста/падения заработной платы и должностных окладов с учётом инфляции. На основе агрегированного индекса этих показателей определяется ВВП штата, темпы его роста; впоследствии эти два показателя трансформируются в объёмы и темпы роста ВВП всей американской экономики. При построении графика на период 2010–2018 гг. использована усреднённая годовая база показателей 2007 года10.
Согласно прогностическим оценкам ведущих государственных и частных органов США, таких как ФРС, БУК и Экономический аналитический центр «Голубые фишки», объединяющий наукоемкие и технологически развитые компании США, в 2019–2021 гг. в экономике США ожидается замедление, при этом достаточно существенное, темпов экономического роста США, сопровождаемое некоторым ростом безработицы и уровня инфляции. Прогнозы этих органов и центров суммированы в таблице 3.
Таблица 3 Прогностические оценки ведущих аналитических центров США основных параметров развития экономики США в 2019–2021 гг., %



Таким образом, все ведущие аналитические и статистические органы США достаточно уверенно прогнозируют заметное снижение темпов реального экономического роста в ближайшие два-три года. Применительно к безработице, и БУК, и «Голубые фишки» прогнозируют её рост и превышение её нормы до 4,9% через два-три года. БУК считает, что инфляционные тенденции в американской экономике будут нарастать, в то время как ФРС предвидит дальнейшее снижение давления инфляции на американскую экономику.
В вышеприведённых прогностических оценках достаточно хорошо просматриваются политические предпочтения прогнозирующих центров. ФРС объективно заинтересована в более низких темпах инфляции, что позволит ей не форсировать политику повышения процентных ставок, против чего открыто и прямолинейно выступал в 2018 г. Д. Трамп11, в то время как «Голубые фишки», отражающие точку зрения деловых кругов США, объективно заинтересованы в росте безработицы как формы давления на рост реальной заработной платы и должностных окладов. С теоретической и методологической точки зрения ближе всего к экономической реальности США стоит БУК, аналитики которого справедливо считают, что замедление темпов экономического роста должно сопровождаться и ростом безработицы, и ростом инфляции – в последнем случае как формы ещё большего «торможения» экономического роста США.
В условиях глобализации и значительной переплетённости торгово-экономических связей США с экономиками других стран важно также учесть оценки ближайших перспектив экономического развития США как международными экономическими организациями, такими как Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк (ВБ), Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), так и частными исследовательскими организациями других стран, которые во многих случаях более трезво и взвешенно оценивают перспективы экономического роста США. При этом они исходят из того, что на динамику американских показателей немалое воздействие оказывают и тенденции глобального развития экономики, частью которых является сама американская экономика. При этом следует учесть тот факт, что по номинальному уровню ВВП доля США в мировой экономике составляет 24,0% (первое место в мире на конец 2017 г.), а по покупательной способности валют – всего 15,01% (по состоянию на конец 2018 г.), по этому показателю США занимают второе место в мире, уступая экономике КНР, доля которой в конце 2018 г. составляла 19,2%12. Поэтому тенденции развития глобальной экономики могут оказывать дополнительное «возмущающее» воздействие на американское экономическое развитие как в сторону ускорения, так и в сторону замедления темпов экономического развития США.
Согласно прогнозу трёх основных ведущих международных организаций – МВФ, ВБ и ОЭСР – темпы роста экономики США замедлятся, при этом по прогнозу МВФ замедлятся достаточно существенно. Эти организации в основном оперируют показателем темпов роста реального ВВП как самого общего показателя развития экономики в системе международных экономических связей. Их самые последние прогностические оценки суммированы в таблице 4.



Автор: Васильев Владимир Сергеевич - Главный научный сотрудник Института США и Канады РАН

Часть 1



Вакцина против нефтяной войны


После того как российская делегация 6 марта на заседании ОПЕК в Вене, не подписав соглашение о снижении добычи нефти национальными компаниями и об ограничении поставок на мировой рынок, вышла из сделки OPEC+, цены на черное золото стали стремительно падать. По сути началась новая война, где главным оружием станут углеводороды, а последствия с точки зрения ущерба национальным и глобальной экономикам сопоставимы с массированным применением ядерных средств. О том, какие формы и направления примет начавшаяся нефтяная война, «Военно-промышленному курьеру» рассказал доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир Васильев.

– Российские биржи нервно отреагировали на выход России из сделки с ОПЕК, 10 марта индекс РТС упал на 16 процентов. Ощутимо просели бумаги «ЛУКойла», «Татнефти», «Роснефти», но набирали вес акции золотодобывающих предприятий. Как будут развиваться события?


– Надо иметь в виду, что обвал мирового нефтяного рынка и основных фондовых площадок, главным образом американских, начавшийся 9 марта, стал своего рода разведкой боем. Если страны ОПЕК и Россия не сумеют заключить «перемирие» до 31 марта, с начала апреля начнется настоящая война. Соглашение ОПЕК+Россия, заключенное три года назад, по форме классическое картельное и направлено на стабилизацию мировой средневзвешенной цены основных сортов нефти, добываемых странами – членами ОПЕК (так называемой корзины ОПЕК), на среднегодовом уровне 60–65 долларов за баррель.
Collapse )

Пролетарские новости №206: долги, опять одобрямс, падение, здоровье, провал

Здравствуйте, товарищи!
В эфире «Пролетарские новости». Новости, в которых буржуй наёмному работнику эксплуататор, угнетатель и враг.



В выпуске:
1. Долги
2. Опять одобрямс
3. Падение
4. Здоровье
5. Провал
Collapse )

Трудотерапия от капиталистов

Доброго времени суток, товарищи. “Прекрасные” новости поступили от самого крупного коммерческого банка РФ. Теперь некоторые рукописные документы будут поступать осужденным преступникам, которым меру пресечения изменили на исправительные работы. Пока это лишь пилотный проект и в новости мало данных для полноценной картины, но показателен сам факт того, что капитал решил привлечь дешевый полу-принудительный труд заключенных, но при этом у нас есть миллионы безработных граждан, которые уже завтра не смогут прожить своим честным трудом.


Цитата: “Осужденные работают в отдельном офисном помещении с компьютерами, не подключенными к интернету и внутренним информационным системам банка. В их задачи входит разметка данных, например перевод в электронный формат небольших фрагментов рукописного текста. Результаты распознавания в дальнейшем проходят проверку.
Collapse )

Перспективы


Сокращение, закрытие… этим сегодня не удивить никого. Очереди при регистрации безработным – это факт.
Самарская область – закрыли Самарский жиркомбинат, сокращают работников в санатории Самарский, раньше назывался Стахановец. Скажите мало? Тогда можно посмотреть на соседнюю Саратовскую область, где в ожидании сокращения - "Почти 150 предприятий предупредили о сокращениях". Так чем не 90-ые? В довесок к этому перехват перевозчика оружия с приличным по объёму арсеналом (5 автоматов, два пулемёта с боекомплектами), в Самарской области.
А что светит тем, кто зарегистрировался безработным? А ничего особенного - пособия от 1500 рублей до 12130 рублей и эти пособия не постоянны - при малейшем намёке на отказ от работы (уважительную причину нужно доказать) - безработный лишается этого пособия.
А на дворе уже кризис...не забываем, что Рф не независимое государство, а придаток к сырью. Collapse )

Обзор новостей на 22.03.2020 г.


1. Самарская область: Жители задолжали за горячую воду и тепло 1,5 миллиарда рублей
Теплоэнергетики выставили должникам квитанции с пенями на 132 миллионов рублей. Платежки со штрафными санкциями от энергетиков получат 110 тысяч жителей области, которые не платят за тепло и горячую воду больше двух месяцев. Среди них жители крупных городов области: Самары, Тольятти, Новокуйбышевска и Сызрани.
https://vk.com/wall-129533279_12440

2.Протестная акция водителей такси «Брат за брата» в Саратове.
Видео: https://youtu.be/vn_Nf505e6c

3. Челябинск: Многодетная семья лишилась жилья, спасая дочь от смертельной болезни
В невероятно сложной жизненной ситуации оказалась многодетная семья Шевченко из Челябинска. Совсем недавно они жили как и все, но серьезно заболел ребенок — у средней дочери, которая училась в девятом классе и шла на золотую медаль, врачи нашли опухоль головного мозга. Нужны были большие деньги на лечение, нечем стало выплачивать ипотеку. И теперь многодетная семья лишилась жилья. 
https://vk.com/wall-129533279_12447
Collapse )