Информагентство «Ледокол»

Previous Entry Share Next Entry
«Клише» капиталистической системы. Часть 2
ledokol_ledokol
Продолжаем читать и анализировать произведение Н. Васильева «Америка с черного хода».
Вот как Н. Васильев рассказывает о впечатлении, произведенном на него нью-йоркской биржей:



«До галереи доносится невнятный гул сотен голосов. В этот гул врываются пронзительные звонки телефонов, треск телетайпов и другие звуки неизвестного происхождения. Иногда движение в зале внезапно усиливается, превращаясь в общую беготню и суматоху. Тогда кажется, что современные идолопоклонники, потрясая пачками ценных бумаг, совершают свой исступленный танец вокруг жертвенника Маммоны – древнесирийского божества стяжания и сребролюбия».

В принципе, весь хаос и жуткая неразбериха на бирже неизменно перекочевала в наши дни, за тем лишь исключением, что теперь маклерам нет нужды бегать из угла в угол и выполнять множество механических операций. Все эти сложные процедуры теперь выполняют компьютеры и специальные программы-роботы (у каждого бывшего горлопана теперь по шесть мониторов за рабочим столом), то есть сделано все, чтобы безжалостная спекулятивная машина ни на миг не прекращала свою работу, как можно эффективнее обворовывая карманы трудящихся.

В принципе, всю суть капитализма можно увидеть в таком небольшом абзаце:

«Однажды мне понадобилась самая обыкновенная рубашка с пристежным воротничком. Я обошел с десяток магазинов, но все мои поиски ни к чему не привели. Потеряв надежду найти злополучную рубашку, я все-таки зашел наудачу в небольшую галантерейную лавку на Лексингтон-авеню.
– Не ищите такие рубашки, – сказал мне словоохотливый продавец, – все равно не найдете. Сейчас их не изготовляют.
– Почему же?
– Невыгодно, – продавец хитро подмигнул. – К. такой рубашке покупатель обязательно возьмет с полдюжины воротничков, и она прослужит ему с год, а то и больше. Если же он купит стандартную рубашку с пришивным воротничком, то прачечная истреплет его за несколько стирок. А когда он ее выбросит, что ему останется? Пойти и купить новую, не так ли?»

Вот она, истинная «забота» капиталистов о потребителях. Кстати, это хорошо видно на примере производства современных автомобилей, качество которых при неизменном росте цен из года в год становится все хуже.
Да это и не удивительно, поскольку все производство уже давно полностью подчинено интересам крупного капитала.

«На Уолл-стрите вы всюду натыкаетесь на конторы «60 семейств» – самых крупных представителей финансовой олигархии, подлинных хозяев капиталистической Америки».

Всего 60 семейств владеют Америкой в середине прошлого века. А в России, вообще, трудно определить точных владельцев многих предприятий и компаний, однако все дороги, так или иначе, ведут к «узкому» кругу российских миллиардеров, которые тесно связаны все с теми же семействами через различные аффилированные структуры.

«Нет надобности перечислять всех магнатов из числа «60 семейств», концентрирующих в своих руках главную часть богатств страны. Достаточно отметить, что, по данным, приводимым американской публицисткой Анной Рочестер, 1% населения Соединенных Штатов владеет 59% всех богатств. На долю 12% приходится 33%, а подавляющее большинство населения – 87% – имеют лишь 8%. Самое слово «богатство» в этом последнем случае теряет всякий смысл».

С тех пор прошло 75 лет и уже сейчас 1 % населения земли владеет 99 % богатств, то есть грести под себя становится уже нечего, система закономерно начинает пожирать сама себя. Конкретно, по России такую статистику найти непросто. Видимо, трудно досконально исследовать незаконно нажитые богатства, которые усиленно прячутся в оффшорах.

«За время второй мировой войны, благодаря правительственным заказам, прибыли американских монополистов, сделавших из бедствия войны выгодный бизнес непомерно возросли поднявшись с 6,4 миллиарда долларов в 1939 году до 24,5 миллиарда долларов в 1945 году».

«Кому война, а кому мать родная». Никому из российских (советских) людей не надо напомнить, сколько за те же годы, при непосредственном участии в войне, Советским Союзом было потеряно людских ресурсов, населенных пунктов, объектов промышленности и сельского хозяйства.

Нынешняя Россия, конечно, ни в какое сравнение с США не может идти по степени замилитаризованности: только их военный бюджет в абсолютном выражении больше, чем наш национальный где-то в 2 раза. Но, тем не менее, все же сходные нотки есть: процент трат на оборону в США (по данным на текущий год) составляет где-то 12 %, а в России (так же, по данным на текущий год) – 19 %. Мы усиленно стремимся вооружаться, без зазрения совести, жертвуя здравоохранением (3 % от бюджета), образованием (3,6 %), да и многими другими важнейшими статьями расходов. Последствиями такой политики станут деградация и люмпенизация общества.

«Но если вы не пожелаете ограничиться «изучением» Нью-Йорка из окна туристского автобуса или с крыши «Эмпайр стэйт билдинга», то сразу же убедитесь, что парадные достопримечательности вовсе не определяют физиономию этого города. В ближайшем соседстве с монументальными зданиями и вперемешку с ними расположены серые, унылые кварталы, а зачастую и самые настоящие трущобы».



Наверное, ни для кого не является секретом, что даже в наших городах, если свернуть с главных фасадных улиц немножко в глубь дворов можно увидеть яркие картины унылой нищеты и неблагоустроенности (на фотографии изображен центр Москвы).
И чем ниже город по своему статусу, тем хуже для города. Ремонтировать эти здания, построенные еще в советское время и полностью исчерпавшие свой ресурс, некогда и некому. Людям, которые живут под протекающим потолком и кусками падающей штукатурки, можно только посочувствовать, потому что, если их дом, по мнению властей, не представляет исторической, культурной или экономической ценности (то есть его не надо сносить, чтобы построить новый торговый центр или многоэтажку), то им ничего в плане улучшения жилищных условий не светит.

«На коротких остановках я заглядываю в окна домов, чуть ли не вплотную примыкающих к железным конструкциям надземки. В некоторых квартирах нет ничего, кроме расставленных рядами коек. Это ночлежные дома. Иногда койки стоят и на балконах, под открытым небом. В окна видны и сами жители ночлежек. Достаточно посмотреть на них, чтобы понять, какое существование они влачат в этих трущобах».

Ничего не напоминает? Да, это наши современные мигрантские (и не только) общежития. Они находятся прямо у нас под носом, правда, мы стараемся брезгливо отворачиваться от этой проблемы, предпочитая считать, что эти люди сами виноваты в своем бедственном положении.

«– Не думайте, – замечает Феликс Морли, – что перед вами абсолютное дно Нью-Йорка. Эти люди все-таки имеют койку и могут спать под крышей. В Нью-Йорке множество несчастных, у которых нет даже пятнадцати-двадцати центов, чтобы уплатить за койку. Им ничего не остается, как ночевать под открытым небом или идти в благотворительные миссии. Там можно бесплатно провести ночь, сидя на жесткой скамейке. На Бауэри находится несколько таких миссий» Это и есть абсолютное дно Нью-Йорка».



Каждый из нас может выйти на улицу и, подойдя к ближайшему месту массового скопления людей (торговые центры, рынки и т.д.), убедиться в наличии нищих и бомжей. Теперь для этого даже не обязательно ехать в крупный город. Эти люди, вовсе, не предполагали, что станут отбросами общества, но именно бесчеловечная система, в которой человек человеку – волк, а государство – паразитическая надстройка, обслуживающая крупных капиталистов, сделала их такими.

Капиталистам в погоне за прибылью некогда и незачем заботиться о народе. Только при социализме в обществе полностью исчезнет проблема безработицы, а любой трудящийся будет вправе рассчитывать на незамедлительное решение своего жилищного вопроса с помощью государства.

Продолжение следует…

Часть 1

Оригинал

Артур Тагиров



?

Log in

No account? Create an account